Главная | Новости | Форум | Гостевая книга | Голосования | Фотографии посетителей | Ссылки | Чат | Поколения | Десептиконы | Автоботы |
Скачать серии | Прочие | Конкурс | Серии | Описания/Статьи | FAQ | Лит Игра | ТФ в Органике | Скриншоты | Арт |
Музыка | Видео | Комиксы\Манга | Каталоги | Зарубежный Фанарт | Наш Фанарт | Фанфики | Юмор | Прочее
<<Назад\/\/Вниз

Десербра

Пленник

Note: Это не намеки на слэш! Простое взаимопонимание.

Жарким полуднем Оптимус Прайм тихо выскользнул из базы автоботов и направился к высокому отвесному утесу у берега Тихого океана. Вид оттуда был потрясающий: внушающий благоговение в своем суровом великолепии океан, высокая скала, какая-то мрачная романтика. Ведь не зря же Оптимус выбрал это место для самоубийства. Он тихо стоял на вершине, мысленно составляя предсмертную записку. Погруженный в себя, Лидер автоботов слишком поздно услышал осторожное шуршание шин. И не успел среагировать на звук трансформа. Сверху на его голову обрушилось что-то тяжелое (предположительно кулак) и погрузило в темноту.
Очнулся Оптимус уже связанным по рукам и ногам, прикованным к холодной стальной стене какого-то бункера. Спиной к нему за столом сидел до боли знакомый серо-черный корпус. Оптимус заявил, что проснулся, яростно зарычав сквозь кляп (Скурдж умудрился снять с него маску и замотать рот изолентой). В ответ на рычание сидящий медленно повернулся к Оптимусу и окинул его скучающим взглядом.
- Чего тебе?
- (еще один утробный взрык)
- Неудобно, солнышко?
- (возмущенное мычание вперемежку с натужным хрипением)
- Что, не нравится?
- (злобное ворчание)
- Хочешь, чтобы я тебе кляп вынул?
- (недоверчивое фырканье)
- А я выну, потому что все равно никто тебя здесь не услышит!
Скурдж с триумфально-великодушным видом направился к связанному Оптимусу. А тот гордо-угрожающе вздернул голову, всем своим видом как бы говоря: "Только попробуй что-нибудь со мной сделать!" Скурдж начал не очень-то осторожно разматывать добрый десяток слоев изоленты, которой, кстати, замотал морду Оптимуса по самые глаза, так что последнему осталось только гневно сверкать единственной незамотанной частью лица. Наконец, последняя липкая петля со смачным треском отодралась от изрядно помятого фэйса автобота.
- Ну вот, молодец, а ты боялся… АААААА!!!! Ах, ты сволочь!!! Мерзкая кусачая дрянь!!! Немедленно отпусти мою руку!!! Но Оптимус, наоборот, с довольным урчанием продолжал поглощать черную перчатку злейшего врага. Тренированные челюсти автобота жевали мягкий металл под визг Скурджа. Неизвестно, чем бы это закончилось, но десептикон рефлекторно сжал руку в кулак, в результате, Оптимус поперхнулся и ему пришлось выплюнуть сильно пожеванную кисть. Скурдж отпрыгнул от него и с диким визгом стал прыгать на месте, держась за пострадавшую конечность. Немного успокоившись, он злобно уставился на Оптимуса, который в свою очередь многозначительно облизнулся (честно говоря, понятия не имею, как трансформер может облизываться), впившись в Скурджа голодным взглядом. Десептикон немедленно завелся:
- Что ты смотришь на меня, будто я - твой законный обед?!
- Ну не знаю, среди предаконов, например, очень хорошо прижился каннибализм, - ответил Оптимус, глядя на черного трансформера сияющими глазами.
- Фиг тебе, в следующий раз по роже получишь за такие попытки, - Скурдж искоса зыркнул на пленника и удалился нетвердой походкой, бормоча себе под нос непечатные выражения.
Он подошел к столу и принялся яростно что-то нашаривать. Покопавшись немного, черный дес с довольным видом извлек на свет божий маску Оптимуса. И, крепко сжимая ее в руке, храбро дивнулся навстречу угрожающе порыкивающему автоботу. Придвинувшись вплотную, осторожно положил руку ему на плечо. Оптимус ринулся было его кусать, но не смог дотянуться и остался только нервно пофыркивать.
- Так, ладно, сиди на месте тихо, и я обещаю, больно не будет. Оптимус, ты же хороший мальчик, так будь и дальше умницей, - Скурдж осторожно уговаривал лидера автоботов, а потом резко вскинул руку к челюсти заклятого врага, пытаясь привести того в удобного для надевания маски положение.
Несколько минут с места схватки доносилось пыхтение и приглушенные ругательства, изредка повизгивание. Наконец, Скурджу удалось почти полностью обездвижить Прайма, крепко прижав корпус к стене, коленом зажав плечо, локтем запрокинув голову автобота, причем эта рука у него оказалась намертво зажатой между шеей автобота и собственным коленом, а другая, просунутая под это же колено, едва дотягивалась до недовольно преморщенной мордахи Оптимуса. Десептикон начал осторожное движение к челюсти врага, пытаясь сохранить шаткое равновесие и старательно не замечая жутких взглядов Прайма, сулящих ему долгую и мучительную смерть. В конце концов, несмотря на все преграды, ему удалось подвести маску к лицу автобота. Еще секунда, и слабый щелчок возвестил о том, что пасть Оптимуса теперь не представляет опасности для окружающих. Скурдж облегченно вздохнул… А зря. Потому что это, казалось бы невинное действие повлекло за собой нарушение баланса в абстракционистической скульптурной композиции "Скурдж и Оптимус, собака бывает кусачей", и вся эта груда весом не меньше десяти тонн под возмущенный вой обеих сторон грохнулась на пол. Потом наступила тишина: Скурдж с злобным пыхтением пытался выпутаться из позы а-ля "Пособие для йогов-профессионалов, страница 238" Оптимус, будучи, как уже говорилось, связанным по рукам, ногам, торсу и прочим немаловажным частям тела, в маске, лишающей радости кусаться и придавленным к полу, мягко говоря, неминиатюрным десептиконом, только тихо хрипел. Наконец, Скурджу удалось развязаться и перенести часть веса с несчастного пленника на пол. Оптимус, как опытный воин, тут же воспользовался этим и с силой боднул противника твердым шлемом. Десептикон взвыл и попытался придушить Прайма. Наполовину совершив задуманное, Скурдж вспомнил, что похитил его не просто так, и с огромным сожалением отпустил шею врага. Оптимус молча брыкнул его.
- Для профилактики, - заявил он в ответ на негодующий взгляд десептикона.
Воцарилось молчание. Через несколько минут Оптимус не выдержал и просипел:
- БЛИН, НУ СЛЕЗЕШЬ ТЫ С МЕНЯ НАКОНЕЦ?!!
Скурдж несколько секунд смотрел на автобота и вникал в сказанное, потом резко принял вертикальное положение. Свысока посмотрев на сплющенного пленника, он не отказал себе в удовольствии лишний (ну совсем лишний, по мнению пленника) раз пнуть беспомощного врага. Враг бешеной гусеницей извернулся и попытался укусить Скурджа:
- Какая гибкость! - восхитился десептикон и гордо удалился в подсобку.
Оптимус подозрительно поглядел ему вслед и возмущенно фыркнул. К сожалению, Скурдж довольно быстро вернулся с какой-то жуткой махиной в руках. Присмотревшись, Прайм с ужасом узнал в ней громадные сверхпрочные тяжеленные наручники, которые используются для первозки особо опасных преступников. Скурдж проследил взгляд квадратных автоботьих глаз и довольно хмыкнул: - Да-да, это для тебя. На базе Мегатрона чего только не откопаешь! - гордо заявил он в ответ на тоскливый взгляд. - Кстати, в них его перевозили в Галактическую тюрьму. Вот, посмотри, они изнутри мягкие. Даже не знаю, кем после этого считать автоботов: гуманистами или извращенцами.
Скурдж весело-издевательски болтал, осторожно приближаясь к притихшему пленнику.
- Ну-ка, ну-ка, лапуля, где у тебя там замочек? - шаг, шаг, осторожное разворачивание наручников.
- Тебе лучше знать, сам вешал, садист - Оптимус мрачно покосился на мучителя. - На пятой точке, идиот.
- Ладно-ладно, Прайм, не обижайся, я ж в спешке, - Скурдж примирительно лопотал, осторооожненько перворачивая злейшего врага на живот (Оптимус так и не смог принять более-менее вертикальное положение).
Последующие несколько минут были заняты тихими увещеваниями Скурджа, недовольным рычанием и клацаньем зубов Оптимуса и редким позвякиванием сложного спелетения цепей, заменяемых наручниками. Наконец, к автоботу в полной мере можно было применить выражение "выжатый лимон". Изрядно помятый, плющенный, уставший Оптимус. Зрелище еще то, надо вам сказать. Но главное, Скурджу удалось-таки титаническими усилиями нацепить на измученного врага наручники. Оптимус мысленно попривествовал многочисленные болезни опорно-двигательного аппарата, замаячившие перед его глазами вместе с расплывчатыми кругами, когда наглый Скурдж в процессе "переодевания" уселся всей своей тушей ему на спину. Бедному Прайму оставалось только горько проклинать день своего рождения.
Наконец, Скурдж, удовлетворенно переводя дыхание, сполз с глубоко несчастного блинчика-атобота. Оптимус чуть-чуть отдышался и заизвивался, силясь принять более достойную позу. Усевшись по-турецки (ей-богу, судя по мультфильму, ОП на это способен), он подозрительно шмыгнул носом в сторону свесившего язык Скурджа. Даже в таком состоянии подчеркнуто-ангельское выражение его черной мордашки наталкивало на самые мрачные мысли. Нервозность пленника усилилась, когда отдышавшийся десептикон с самым невозмутимым видом поднялся со стула и бочком-бочком направился к Оптимусу. Бедный Прайм только бессильно зарычал навстречу черной жути.
- Вижу, намордник пошел тебе на пользу, - при виде (скорее, при услышании) наглой ухмылки десептикона, Оптимус негодующе взвыл, безуспешно пытаясь снять маску. - Знаешь, а я ведь забыл одну важную вещь, - Оптимус, поскуливая, нервно заерзал на месте. - Обыскать-то я тебя не успел, значит, сейчас самое время!
Скурдж с торжествующим видом подошел вплотную к мрачному Прайму, с садистким удовольствием растягивая сладостный момент полного контроля над злейшим врагом. А Оптимус подумал про себя, что Скурдж точно извращенец. Тем временем десептикон начал обыск, заключающийся в тщательнейшем общупывании поверхности корпуса пленника. По мере того, как он взбирался вверх от колес к шлему Оптимуса, кучка тяжелого и не очень вооружения рядом с ним стремительно росла. В принципе, пленник довольно сносно переносил унизительную процедуру, только изредка позволяя себе недовольно взрыкивать, когда расшалившийся Скурдж щипал его в особо личных местах. Наконец, десептикон с довольным вздохом откинулся назад и, присвистнув, оглядел внушительную коллекцию компактного вооружения имени Оптимуса Прайма. Потом ехидно посмотрел на поникшего пленника и наткнулся на укоризненный взгляд красивых небесно-голубых автоботьих глаз. Смущенно вздохнул, сгреб с пола пушечки, бластеры, гранаты, противотанковые мины, полевые автоматы, гаубицы и прочую мелкую дребедень, гордо направился сваливать это все в чулан. Прайм тихонечко жалобно заскулил ему вслед. Доброе сердце Скурджа дрогнуло и, запихнув подальше конфискованное оружие, он с грохотом пересек комнату, пнул вконец затюканного пленника куда надо, благо Прайм сидел боком, и грозно вопросил:
- Чего тебе, автоботишка?
- Скууурдж… - а все-таки какой у Оптимуса актерский талант! Грустные голубые глазищи в поллица, как в манге, скулящий голосок, выражение глубочайшего горя во всей фигуре. - Я кууушааать хочу!
Видите ли, Прайм, хотя и автобот, совсем не дурак, он прекрасно понял, что большой и злой черный дес не станет надевать мягкие наручники, если не захочет продержать его в жизнеспособном состоянии довольно долгое время. А бедный суицидник Оптимус посчитал, что, если он упадет со скалы, то будет очень некрасиво, если его обломки будут свидетельствовать о лишнем весе и количестве энергона, которое он съел на завтрак. Поэтому за неделю до планируемого самоубийства он сел на голодную диету. Естественно, на момент пленения от голода его уже ветер сносил. Пришлось принимать радикальные меры.
- Че?!
- Если дашь энергону, я послушаю твои великие планы касательно меня, - Прайм также прекрасно знал, какой непреодолимый соблазн представляет для злодея высказывание несчастной жертве своих коварных планов со всеми деталями и непременным злодейским смехом.
Скурдж позорно купился и в который раз потопал в подсобку. Оптимус мысленно пускал слюни, жадно прислушиваясь к тихому ворчанию Скурджа. Наконец, десептикон появился в дверях, и в руках у него был поднос с вожделенными розовыми кубиками (вот это уже из G1, прошу не винить, ну не аккумуляторами же кормить мне героя!), рядом почему-то лежала гигантских размеров ложка.
- Даже и не надейся, что я высвобожу тебе хотя бы мизинец!
- (возмущенное рокотание быстро сменяется жалобным скулежом)
- Не скули, я снизойду то того, что покормлю тебя с ложечки.
- (гневное пыхтение и бурчание в желудке)
- Но только, если ты обещаешь не кусаться и не пускать на меня слюни!
- (тяжелый вздох, грустное кивание синего шлема)
- Хорошо… тише, тише, вот я снимаю намордник…
- (негодующий взгляд голубых глаз)
- …пардон, маску, так…
- (клац, клац!)
- Не кусайся, а то кормить не стану!
- (недовольное ворчание)
- Подумаешь, погладил. Надо же мне знать, какое на ощупь лицо заклятого врага.
- (нетерпеливый вой)
- Сейчас, сейчас! Уже достаю! Вот ложечка с энергоном.
- (утробные звуки)
- Маленький поезд въезжает в тунель…
- (РНМЯФ!!!)
- Господи, Прайм, да ты зверь какой-то! Чуть ложку не съел!
- (нетерпеливое фырчание)
- Ладно-ладно, только меня не сожри… а то уже делал попытку…
/последующий монолог происходи на фоне чавканья, хлюпания и довольного похрюкивания/
- Значит так, Прайм, я тебя выкрал!.. и не фырчи так, а то ложку уберу… Кстати, ты был похож на девицу из романа Бронте, стоишь весь такой задумчиво-романтичный на берегу океана… не делай вид, будто просто пожадничал и вовсе не хотел укусить меня за руку… Так вот, я тихонечко подкрался к тебе сзади и хрясь по башке Мечом Ярости! Потом мне пришлось всю дорогу переть тебя на руках. Какой же ты, гад, тяжелый!.. не смотри на меня так, будто искренне считаешь себя балериной… И когда я тебя притащил, связал, уселся, чтобы перевести дух… кстати, ты причмокиваешь во сне… и вот тогда я понял, что если не утащу твой трейлер с места похищения, автоботы быстренько меня найдут… не облизывай ложку, меня это отвлекает… Пришлось ехать назад, взваливать трейлер на плечо, так ведь не покатишь, следы останутся, и тащить его до самого логова. О, так я ж тебе про логово еще не рассказал!.. несу я ложку, несу, не исходи слюнями… Значит так, это подземный бункер с новейшей системой оборудования, дверь открывается только моим голосом, о нем не знает даже Мегатрон, не говоря уже об автоботах, так что бежать у тебя нет шансов никаких!.. че ложку закусил, больше не хочешь? Не скули, я никуда ее не уношу… И теперь я собираюсь подождать, пока автоботы совершенно расклеятся без своего благородного лидера и начнут проигрывать. А я все это буду показывать тебе на большом кинозальном экране со стерео звуком… сколько раз говорить, не жри ложку… Представляешь, смерть твоих друзей рано с утра, в обед и перед сном. Дождусь, пока ты вконец упадешь духом, выковыряю Матрицу и сдам твое бренное тело с гаснущей искоркой жизни Мегатрону. Он тебя домучает, я заслужу похвалу и доверие… ты бессердечная свинья, у любого сразу же аппетит пропал бы, а ты сидишь и наворачиваешь… Подожду, пока Мег захватит для меня мир, воспользуюсь Матрицей, свергну его и стану Правителем Вселенной! Бва-ха-ха-ха!!!… ААА!!! Ты все-таки обслюнил меня, Бетховен недоделанный! Оптимус довольно облизал руку десептикона с остатками энергона и, удовлетворенно посапывая, откинулся назад. Скурдж начал лихорадочно вытирать руку о броню автобота. Прайм даже не брыкнулся, поглядывая на врага сонно-скучающим взглядом. Потом сладко-пресладко зевнул и бессовестно задрых прямо на глазах у Скурджа. Десептикон онемел от такой наглости, потом пришел в себя и потянулся было, чтобы врезать автоботу по морде за такое неуважение к будущему Правителю Вселенной, но передумал, посмотрев на лицо мужественного лидера автоботов, такое милое, когда он спит.
"Избить его я всегда успею" оправдывался он неизвестно перед кем. Скурдж встал, твердым шагом отправился выбрасывать пустую тару. И не заметил хитрой голубой щелочки глаза.
Когда он вернулся, то невольно зазевал: тихо похрапывающий Прайм нагонял дремоту. Скурдж решил надеть на пленника маску, а то мало ли что… Он приблизился скользящей походкой к автоботу, поднял с пола маску и тихооонечко потянулся к мордовороту Прайма. Через секунду бункер огласил переливчатый вой, в котором угадывались намеки на те слова, которыми обычно величают автоботов в узком кругу команды. Оптимус крепко сжимал в львиных челюстях кисть десептикона. Глаза Скурджа закатились, динамики издавали серенаду бешеного койота, а процессор перегревался, измышляя разные нелестные эпитеты и изощренные пытки коварному лидеру автоботов. На счастье Скурджа, Оптимус был гуманистом и отпустил сплющенную кисть с намертво зажатой в сведенных пальцах маске. В ту же секунду на пленника обрушилось цунами стоэтажных витиеватых ругательств. Убийственно спокойный Прайм мысленно записывал все в записную книжку, будет чем переплюнуть команду. Скурдж поднялся на пик своего красноречия и, не прерывая выдачи ошеломительного знания всех языков мира, грохнулся автоботу на колени, стиснул ногами талию и одним яростным движением надел намордник, да так, что у Оптимуса зубы клацнули (зубы или их имитация есть у трансформеров, специально смотрела :) Опомнившийся Прайм скинул черного деса и возмущенно фыркнул со словами:
- Вот наглые десептиконы пошли!
- ЧТО?! - Скурдж обалдел от такого нахальства. - Ты, /цензура/, обещал не кусаться!
- Да, я обещал не кусаться, но вот не препятствовать надеванию маски я не обещал!
- /цензура/ - не нашелся, что ответить десептикон.

- Прекрати на меня глазеть, - сидящий у стола Скурдж повернулся к злейшему врагу пятой точкой.
Оптимус вот уже полтора земных часа не мигая смотрел на черного десептикона. Вышупомянутый сильно нервничал и с потрясающей точностью каждые пять минут деликатно просил прекратить сеанс просмотра "Скурджевой гладкой черной спинки". Наконец, Прайм соблаговолил ответить на очередной завуалированный призыв к милосердию:
- А больше смотреть не на что, - сухо пояснил автобот.
- Ах, не на что?! - ракетой класса "земля-воздух" взвился с места Скурдж. - Не на что?! Так лицезрей гибель своих соратников, о презренный автобот! (дело в том, что Скурдж, демонстративно предоставив Оптимусу для обозрения крепкий черный зад, втайне зачитывался "Властелином колец")
С этими словами десептикон грохнул кулаком по какой-то хрупкой на вид панельке. Панелька жалобно всхлипнула, зажглась и явила миру огромный киноэкран, чем-то ненавязчиво так напоминавший тот самый экран, который на прошлой неделе таинственно исчез из ведущего кинотеатра Токио. Оптимус устроился поудобнее, приготовившись к какому-никакому развлечению (одаривание спины Скурджа плотоядными взглядами уже малость наскучило).
Черный дес жестом фокусника выудил из необъятных трусов пульт и нажал на кнопочку изящным черным пальчиком. Экран зажегся и явил взору Прайма привычную картину: стадо предов бодрой рысью удирало от радостно улюлюкающих автоботов. Оптимус отметил, что, пользуясь его отсутствием, Вэдж сделал-таки из языка Ящера пушистый бантик на голове Скунса. Прайм даже успел услышать слова "Такие восхитительные, пушистые волосы просто обязаны быть чем-то украшены!"
Скурдж нахмурился. Он ожидал увидеть падение автоботов, но вместо этого взору его врага предстала в высшей степени возмутительная картина. Черный десептикон направился к двери, намереваясь исправить упущение, но на полдороге его вернул дикий хохот Прайма. Скурдж гневно обернулся к экрану и увидел там Сайдберна, демонстрирующего в камеру очень неприличный жест.
- Не тем пальцем, - хмуро буркнул вконец скисший дес.
В этот самый момент в кадре появился Коджи и аккуратненько своими маленькими ручками поправил автобота. Воссиявший еще больше Сайдберн с утроенной энергией показал все, чему научил его добрый мальчик Коджи.
- Ну все, хватит! - черный десептикон подлетел к пульту управления и в ярости грохнул кулаком по многострадальной панельке.
Окончательно погасшая штучка вырубила не только монитор, но и верхний свет, после чего убралась в стену от греха подальше. Несколько секунд было тихо, потом Оптимус поспешил прикыться коленями, потому что в него полетели пульты, книги, разобранная рация и еще черт знает какая дребедень со Скурджевого стола. К счастью, десептикон забыл включить инфракрасное зрение, поэтому кидал вслепую и большая часть "снарядов" пролетела мимо цели. Скурдж плюнул, матюгнулся и побрел менять вылетевшие пробки.
Мало-помалу с воплями и короткими вспышками электрических разрядов, ему это удалось. Не успел герой-электрик перевести дыхание, как до его черных ушек донеслось мерзкое пиликанье мобильника, который подарил ему Мегатрон, чтобы всегда знать, где шляется его подчиненный. Скурдж кинулся шарить по комнате в поисках мобилы. Звук привел его к подчеркнуто невинно озирающемуся по сторонам Прайму. Наклонившись ниже, он обнаружил искомое средство связи, намертво зажатое бедром автобота (с внутренней стороны :). Заметив его негодующий взгляд, Оптимус улыбнулся и осторожно покачнулся, надавливая на кнопку связи. Мобила ожила и заорала голосом Мегатрона:
- СКУРДЖ!!! Где ты, *пи-перепи-пи* такой-то?!!
Черный дес в панике упал на колени и нагнулся к матюгальнику.
- Шеф! Да, шеф, все в порядке!- в ужасе заверещал испуганный десептикон и тут же издал сдавленный звук, потому что Прайм резко свел колени вместе, зажав шею Скурджа между ними.
- Что это было? - подозрительно шмыгнула мобила.
- Ничего, сэр, я… я просто… наступил на острый камень, - нашелся, что ответить черный дес.
- Фи, какие мы нежные! Значит так, лети, найди Ультра Магнуса и выпытай у него, куда девался Прайм. Без информации не возвращайся! - трубка стала издавать короткие гудки.
Скурдж покрутил шеей, пытаясь избавиться от крепкой хватки Оптимусовых белых коленок. И все бы ничего, Прайм подержал бы и отпустил, но у настрадавшегося деса лопнуло терпение. Он с воем пожарной сирены (Оптимус возмутился и обозвал это плагиатом) подлетел к потолку и, опустившись, коллосальным усилием воли заставил себя проложить курс на дверь вместо беспомощного автобота.
Приблизительно через пять земных часов в бункер ввалился грязный, подранный, уставший Скурдж и, не дойдя до стула, свалился прямо на пол. Оптимус с сочуствием поглядел на измученно валяющегося врага и тихонько позвал.
- Скурдж… а Скурдж…
Ответа не последовало. Десептикон валялся, как дохлый.
- Скурджик, лапуля, вставай. Солнышко мое, ты как?
Скурдж медленно поднял голову и воззрился на автобота глазами бешеной совы. Прайм ответил кротким взглядом. Десептикон молча встал и куда-то ушел. Оказалось, за инструментами. Мрачный Скурдж сел на пол и принялся чинить окончательно откинувшую микросхемы технику (старательно избегая призывающих поговорить с психотерапевтом-Оптимусом взглядов). В самый разгар витиеватых ругательств в адрес Прайма, Мегатрона, всех предаконов сразу и фирмы Toshiba, эмоциональную разрядку Скурджа прервал отдаленный рокот. Оптимус вытянул свои белые "уши" в сторону нервирующих звуков и подозрительно воззрился на черного деса.
- Что это?
- А /непечатно/ его знает! - легкомысленно махнул руой злоу десептикон и подавился струей какой-то дряни, ударившей прямо в его черную мордочку.
- СКУРДЖ! - низкий громоподобный рокот пронесся по бункеру.
Скурдж неохотно отложил инструменты и с видом нашкодившего ангелочка стрельнул своими розовыми глазками в сторону сурового Прайма. Автобот еще раз громогласно потребовал внимания к своей персоне. Волей-неволей Скурджу пришлось повернуться к пленнику и изобразить готовность слушать.
- Где. Находится. Твой. Бункер. - четко, по словам, спросил Прайм.
- Нууу… эм… тебе знать не положено! - нашелся десептикон. Рокот тем временем приближался и все более напоминал урчание в животе Зубастика. У Скурджа не выдержали нервы. - Помпеи!
- ЧТО?! Скурдж, это невозможно быть таким идиотом, чтобы посторить секретное убежище практически в жерле действующего вулкана! - Прай взвизгнул почище Мегза.
- На то оно и секретное, что никто не сунется искать! - слабо защищался Скурдж.
- Кретин, драпать надо, а не отстаивать свое звание первого лоха среди десептиконов!
Оптимус встал, по пути изящным движением сбрасывая тяжелые оковы. Скурдж думал было возмутится ("Так ты все это время мог?!"), но ему *сниф* не дали. Прайм одним прыжком оказался возле перемазанного черного деса, сграбастал его и, зажав под мышкой, как болонку, поскакал к выходу. Уже у самой двери Скурдж открыл было рот, чтобы ехидно напомнить, что замок с голосовым кодом. Оптимус на бегу вскинул оружие (ха! Неужели вы подумали, что у хитрюги-автобота не найдется пара -другая, третья… неважно, тайничков, до которых не докопается Скурдж?), отстрелил к десячьей бабушке замок и мощно выбил дверь широким плечом. Впереди был обитый железом коридор с мягко поблескивающей протертой ясно чьей ясно какой частью тела дорожкой. Сзади раздался грохот: поток лавы ворвался в бункер. Прайм было двинулся по коридору, но вдруг заметил оранжевые отблески на его дальнем конце. Лава подбиралась и оттуда! Положение было отчаянное. Оптимус мужественно поудобнее перехватил висящего кульком десептикона, таинственно померцал глазами по сторонам и углядел неприметное ответвление от главного хода. Недолго думая, он, стараясь держать Скурджа так, чтобы не запачкаться, сиганул в проход как раз перед тем, как два злобно шипящих потока лавы столкнулись друг с другом за его спиной. Лазейка оказалась узковатой для двоих упитанных трансформеров, но Оптимус горным козлом, по пути показывая случайным летучим мышам гордый профиль, мужественно крабакался вверх, спасаясь от сжигающего растущие по лазу чахлые заросли мха лавового водоворота.
Оптимус пробкой вылетел на поверхность, буквально сидя на фонтане раскаленного камня. Сделав, наперекор всем законам физики, головокружительное сальто-мортале, автобот грациозно опустился на три лапы, четвертой держась за поврежденную пятую точку (вот! Вот они, гены!), выронив Скурджа и ткнувшись мордой в пыльную землю. Вышедшая на поверхность лава быстро остывала. Оптимус встал, посмотрел на все это безобразие и задумался. Обычно он в таких случаях машинально выдавал что-нибудь типа "Мы снова победили, но война еще не выиграна, нам придется многое постичь, многому научится, только тогда мы сможем…. (и понесло…)", но в данном случае ничего из его стандартного запаса не годилось.
- Мы спаслись от верной гибели… - подсказал сзади десептикон.
- Мы спаслись от верной гибели… - послушно повторил Оптимус.
- Это хороший урок для нас… - продолжал вошедший во вкус Скурдж.
- Это хороший урок для нас… - вторил Оптимус.
- И своим чудесным спасением мы обязаны Скурджику, - гипнотизирующим голосом шелково промурлыкал подлый дес.
- И своим чудесным спасением мы обязаны Праймику, - мечтательно согласился Оптимус.
- Эй! - обиделся Скурдж.
Прайм задумчиво прошагал к все еще лежащему десептикону, покровительно утер смесь мазута, мокрого мха, травинок и пыли с черной мордашки и тихо сказал.
- Спасибо…
- Ээээ… мне-то за что? - обалдел от такой нежности Скурдж.
- Ты вернул мне смысл жизни, - также тихо и проникновенно сказал Оптимус заглядывая в самую глубину розовых глаз. Скурдж моргнул, чихнул и задумался. Да, он никогда не видел своего злейшего врага таким. Когда появились десептиконы, Оптимус уже выглядел затюканным. Он никогда не дрался в полную силу и во время боя выглядел так, будто ему это все было глубоко до фени. Сейчас же Оптимус налился краской (как свежий помидор, рассеянно отметил про себя автор), Скурдж вспомнил, ведь Прайм впервые проявил реальные, не пафостно-пацифичные, чувства когда был в плену, но самое главное - глаза. Теперь ярко-голубые, они вновь смотрели на мир с любопытством, а глубоко внутри плясали шкодные золотистые искорки. Скурдж внезапно осознал себя совершенно неприлично в них пялящимся.
И надо же было именно в этот момент приключится Магнусу! С грохотом приземлившись, он увидал эту картину (Оптимус наклонился над лежащим Скурджем и держит его за подбородок, а десептикон, как уже говорилось выпялился в Оптимусовские окуляры) и понял все неправильно! Ему почти удалось побагроветь (для состоящего из металла транса это достижение). С ревом "Я никому не позволю развращать моего брата!!!" он кинулся к ним, выдрал Прайма, яростно фыркнул на Скурджа и Мувором унесся в небо. Оптимус успел на прощание помигнуть Скурджу, который долго после того, как они скрылись из виду, смотрел в пронзительно голубое небо. "Как счастливые глаза Оптимуса…" почему-то подумал он.
<<Назад/\/\Вверх


(c) Jell, 2000-2006
Использование материалов сайта возможно только с разрешения авторов или ссылкой на этот сайт.
Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования
Vulkan автоматы аппараты игровой клуб вулкан всегда рад своим посетителям которым может.